Сразу после жеребьевки "СЭ" связался с одним из ключевых игроков сборной России.

– Следили за жеребьевкой?

– Нет.

– Что, совсем не интересно было?

– Интересно, конечно. Но я давно уже понял: от того следишь ты за процессом или нет, ничего никогда не меняется. А у меня было важное дело.

– Какое, если не секрет?

– Гулял с ребенком. Но эсэмэску с результатами жеребьевки получил сразу.

– И как вам этот жребий?

– Нормальная группа. С Кореей мы только что играли – неплохая команда, но ничего выдающегося. А вот Бельгия – очень симпатичная молодая сборная. Многие считают ее главным претендентом на статус открытия чемпионата мира – и не без оснований. Мне эта команда очень нравится и совершенно очевидно, что именно она – самый сильный соперник в группе. К тому же продолжающий расти. Об Алжире ничего не скажу – просто ничего не знаю.

– Вы в курсе, что шарик с бумажкой на которой было написано "Россия", вытащили последним?

– Нет. Но нам так или иначе оставили не самую плохую группу. Хорошо, когда удача начинает сопутствовать тебе с самого начала.

– Тем более, что последний выбор был между нашими соперниками и трио Германия – Гана – США. К которому попали наши хорошие знакомые по отборочному турниру – португальцы.

– Согласен: этот квартет смотрится солиднее.

– Куяба, Рио-де-Жанейро, Куритиба – вам эти названия о чем-нибудь говорят?

– В Рио-де-Жанейро давно мечтал побывать. О двух других городах ничего не знаю. Вообще, как я понимаю, самые сложные с точки климата места нам не достались. И это тоже хорошо. Можно уверенно констатировать: с жеребьевкой все у России сложилось.

– Но нам везло на жеребьевке перед Euro-2012 – и где мы в итоге оказались?

– Зато теперь мы прекрасно знаем, каково это: недооценивать соперников по не самой опасной группе. Мы стали опытнее, а опыт – один из главных факторов на таких турнирах.

– То, что Россия стартует последней, в тот день, когда Бразилия проведет уже свой второй матч – это хорошо?

– В том плане, что получим пять дополнительных дней на подготовку – наверное. Но принципиального значения этот факт не имеет.

– А тот, что с бельгийцами играем во втором туре?

– Не самый лучший расклад. Идеально было бы сыграть с ними в третьем – или решающий матч за выход в плей-офф, или битва исключительно за первое место.

– Кстати, в плей-офф соперниками выходцев из нашей группы могут стать и немцы, и португальцы. С последними хочется еще раз встретиться?

– Хочется для начала подготовиться, как следует, и думать только о групповом этапе. Это единственно верный подход – говорю вам на основании того самого прошлогоднего опыта.

– Чемпионат мира 2002 года хорошо помните?

– Смутно. А что?

– Там у нас была группа, подозрительно похожая на нынешнюю: Бельгия, Япония и Тунис. И все завершилось плачевно…

– Ну и зачем тогда это вспоминать? Говорю же вам: мы – те самые битые, за которых двух небитых дают. Нужно думать только о правильной подготовке к турниру.

– А что для вас вообще – чемпионат мира? Ждете примерно того же, что видели на чемпионате Европы?

– Нет, это все-таки нечто другое. Сходятся команды совсем разных школ и стилей. Мы не очень внимательно следим за Африкой или Северной Америкой, они – за нами. И когда раз в четыре года имеется возможность сравнить свои силы в очном соперничестве – это не просто спортивный турнир, это уже нечто планетарное. Смотрины для всего мира, на которых очень не хочется оказаться статистом.