О том, что творилось на улицах крупнейшего города Бразилии Сан-Паулу в первые часы после унизительного поражения от Германии

– Алемау?

– Нет, не алемау.

– Да ладно врать-то! Алемау-алемау! Хорошая у вас команда, чтоб ее...

Казалось, что каждый пятый человек в этом городе считал своим долгом спросить у нас с коллегой Симоновым, не немцы ли мы. И никто почему-то не верил, когда говорили, что русские. Всякий раз мы ждали уже невербального продолжения беседы, но его все не следовало, хотя вопрос звучал примерно как "закурить есть?". Алемау это по-португальски немец, если что.

Через полчаса после окончания матча в Белу-Оризонти, где Бразилия потерпела самое унизительное поражение в своей истории, мы шли по улице Жоау Адолфу, выходящей прямо из фан-зоны и смотрели по сторонам, пытаясь найти подтверждение тревожным сообщениям, появлявшимся на ленте информагентств: там, дескать, сожгли бразильский флаг, тут избили туристов, а вот здесь еще минут десять назад полиция распылила слезоточивый газ. Поверить в это было можно, однако царившая в воздухе удивительная, я бы даже сказал совершенно сюрреалистическая атмосфера говорила о другом.

Площадь, на которой расположилась сан-паульская фан-зона, огромна, и туда было невозможно попасть уже за час до матча. Стянутая в окрестности полиция перекрыла все входы, а ее количество и суровый вид отбили у собравшихся всякое желание штурмовать выставленные металлические заграждения. Отдельные выпившие маргиналы из числа тех, кто на окрестных улицах днюет и ночует, попытались, но их быстро поодиночке скрутили и куда-то увели. Оставшаяся не у дел толпа разбрелась по окрестным барам и забегаловкам – благо во всех заведениях, не закрывшихся на время матча, были телевизоры, а то и несколько.

В общем, народу была тьма, и как только прозвучал финальный свисток на "Минейрау", вся эта тьма высыпала на улицы Сан-Паулу (а это крупнейший город Бразилии с населением в 11 миллионов человек), смешалась в едином водовороте и принялась как-то осознавать случившееся.

Улыбки, с которыми бразильцы спрашивали про "алемау" поначалу казались недобрыми оскалами, но чем дальше мы продвигались, тем меньше оставалось опасений – люди были совершенно не агрессивны, а спрашивали скорее из любопытства.

Когда мы вырулили на площадь перед одной из станций метро, то нашим глазам предстало нечто невероятное. Бразильцы обнимались, пели песни, фотографировались и пили пиво и напитки покрепче. В уличных кафе громко играла веселая музыка. Некоторые, клянусь, танцевали! И что самое интересное, аналогичную картину можно было наблюдать практически везде. "Эй, гринго! Бразилия все равно чемпион!".

Траурная дискотека. Как улицы встретили позор сборной Бразилии - изображение 1

Такого я не видел нигде прежде и, кажется, никогда больше не увижу. Могло показаться, что семь голов в этом матче забили именно бразильцы. То ли это была такая форма истерики, то ли чудовищная самоирония, то ли люди просто утешались, то ли еще черт знает что...

А может, просто решили с горя напиться. Причина более чем уважительная...

Погуляв около часа и услышав с десяток раз окрики "алемау", мы были окончательно сметены и крепко озадачены – складывалось ощущение, будто нас разыгрывали, но не могли же это делать тысячи людей сразу. Возможно, как это часто бывает, "мафия" проснулась уже поздно ночью, но ни вселенских погромов, ни грабежа окрестных магазинов – ничего такого на наших глазах не было. Где-то на окраинах - не исключаю.

Траурная дискотека. Как улицы встретили позор сборной Бразилии - изображение 2

Еще долго не утихали песни, и лишь изредка людские голоса перекрывались воем полицейских сирен: кто-то, должно быть, не выдержал ритма этой сумасшедшей траурной дискотеки.